Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Эпроновец №7

Эпроновец №7

О подготовке водолазов в ЧВВМУ им. П.С. Нахимова

В 1921 году Совнарком издал декрет «О работах по подъему судов, затонувших на Черном и Азовском морях», а два года спустя создана экспозиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Местом ее дислокации стали Балаклава и Стрелецкая бухта. На этих берегах начинал подготовку водолазов и водолазных специалистов славный ЭПРОН.
Здесь же в Черном море – колыбели водолазного и спасательного дела, в стенах Черноморского училища, с 1994 года началась подготовка водолазов и водолазных специалистов.
Водолазная кафедра и сегодня продолжает подготовку указанных специалистов для поисково-спасательного обеспечения боевой деятельности Военно-морского флота РФ.
А вот пятилетний перерыв в подготовке гражданских водолазов всех групп специализации работ, и в соответствии с «Дополнением в Тарифно-квалификационные характеристики по общеотраслевым профессиям рабочих, утвержденные постановлением Министерства труда РФ от 10 ноября 1992 года №31 4-8 разрядов, стал весомо ощутим в нашем Южном Федеральным округе. Командировки в Московский, Воронежский и Новороссийский учебные центры многим водолазам и абитуриентам оказались не по карману.
В Севастополе многие пытались заполнить эту нишу, были попытки начать подготовку в СевГУ на базе «Центра морских исследований и технологий», но отсутствие барокамеры свело эти попытки к нулю. Однако не исключаю перспективу подготовки «инженер-водолазных специалистов» при Морском факультете СевГУ, после утверждения Минтруда России, разработанного нашими специалистами соответствующего стандарта.
Командование училища, понимая проблемы, возникшие из-за отсутствия подготовки гражданских водолазов в Крыму и Севастополе, приняло решение с октября месяца 2017 года осуществлять образовательную деятельность по основным программам профессионального обучения по профессии «водолаз» с присвоением соответствующих квалификаций в Центре морской подготовки при ЧВВМУ им. П.С. Нахимова.
Программы обучения максимально приближены по форме и содержанию к стандартам Международной ассоциации водолазных школ – IDSA.
За образец взят один из ведущих в стране центров обучения водолазов «Учебный центр по подготовке специалистов Аварийно-спасательной службы». Учебно-тренировочный центр ФБУ «Морспасслужба Росморречфлота» в Москве является уникальным представителем ведущих образовательных центров дополнительного профессионального образования в области водолазного дела и конвенционных морских подготовок.
Надеюсь, что Центр морской подготовки ЧВВМУ им. П.С. Нахимова вновь станет одним из достойных учебных заведений по подготовке водолазов в Крыму и Севастополе.
Благодарю молодую, но уже глубоко уважаемую газету и ее создателей за предоставленную возможность кратко выразить свои мысли о подготовке водолазов и пожелать газете и ее коллективу дальнейших успехов и процветания.

Сидоренко В.П., кап. 2 ранга в/о,
старший преподаватель
кафедры Морских технологий
ЧВВМУ им. П.С. Нахимова,
водолазный специалист
.

Инженер-водолазный специалист

Утвердит ли Министерство труда РФ профессиональный стандарт
«инженер-водолазный специалист»

О необходимости утверждения Министерством труда РФ профессионального стандарта «инженер-водолазный специалист» я писал несколько раз. Теперь, будем надеяться, решение вопроса сдвинулось с мертвой точки, но об этом немного позже.
Межведомственная комиссия по водолазному делу на заседании в октябре 2016 года отметила следующее:
в настоящее время водолазное дело в Российской Федерации продолжает развиваться спонтанно в каждом федеральном органе исполнительной власти и коммерческих организациях;
объективно назрела необходимость создания в стране многоуровневой системы профессиональной ⠀первоначальной и дополнительной подготовки водолазов независимо от ведомственной принадлежности, построенной на профессиональных стандартах. Система должна обеспечить кадровые вызовы всех структурных звеньев хозяйствования на основе единых требований к каждому уровню подготовки, в том числе повышению уровня профессионального образования водолазов по наукоёмким направлениям деятельности.
В 2008 году МКВД приняла Концепцию развития водолазного дела в РФ до 2020 г., в которой в частности указано:
не определен юридический статус лиц, осуществляющих руководство водолазными спусками и их медицинское обеспечение;
отсутствует специальность «водолазный специалист» несмотря на наличие должности.
Правительство Российской Федерации приняло постановление от 22 января 2013 г. № 23 "О Правилах разработки, утверждения и применения профессиональных стандартов" в соответствии с которым осуществляется разработка профессиональных стандартов.
За последние 50 лет созданы многие типы водолазного снаряжения и оборудования, разработаны и освоены глубоководные комплексы длительного пребывания водолазов под водой, водолазы достигли предельных глубин, водолазы используют современные средства поиска затонувших объектов под водой. При этом отсутствует система обучения руководящего звена водолазов (руководителей водолазных спусков и работ), нет государственного стандарта по профессии – водолазный специалист. Назрела необходимость принять профессиональный стандарт «инженер-водолазный специалист», чтобы руководители водолазных подразделений (водолазных спусков) соответствовали современному состоянию водолазного дела.
Рабочая группа МКВД с участием водолазных специалистов ветеранов Поисково-спасательной службы ЧФ разработала проект профессионального стандарта «инженер-водолазный специалист».


Проект предусматривает наличие у руководителей водолазных подразделений высшего образования по специальности «инженер – водолазный специалист» и квалификации «водолазный специалист». Кроме того инженер-водолазный специалист должен иметь:
присвоенные квалификации: «водолаз», «водолаз-сварщик», «водолаз-резчик», «водолаз-взрывник», «водолаз-глубоководник»;
при работах на водолазных комплексах по методу ДП – «акванавт»;
подготовку к медицинскому обеспечению водолазных спусков до глубины 60 м;
подготовку к обслуживанию объектов Гостехнадзора;
количество спусковых часов работы под водой в период обучения в вузе не менее 200.
И, конечно, он должен изучить множество общетехнических и специальных дисциплин.
После обсуждения профстандарта «инженер-водолазный специалист» МКВД направит его на утверждение Министерству труда РФ. Надежда умирает последней.

Михаил Адамович кап. 2 ранга в/о,
старший водолазный специалист ПСС ЧФ

Вижу «Красный Кавказ»

Выведенный из боевого состава Черноморского флота легендарный гвардейский крейсер «Красный Кавказ» затонул в результате испытаний противокорабельной крылатой ракеты 6 ноября 1952 г. недалеко от Феодосии. Вот как описывает его водолазное обследование Андрей Николаевич Лубянов.
Впервые в советском флоте на «Красном Кавказе» установили 180 мм артиллерийские орудия, по одному в четырех башнях, фактически превратив крейсер в класс тяжелых крейсеров. Артустановки больше соответствовали экспериментальным и имели малую живучесть стволов. Они испытывались на корабле несколько лет, после чего такими же, но только улучшенными 180 мм орудиями были вооружены совершенно новые крейсера советской постройки типа «Киров». На Черноморском флоте службу несли крейсера этого проекта «Ворошилов» и «Молотов».
Крейсер «Красный Кавказ» активно участвовал в обороне Одессы и Севастополя, высаживал десант в знаменитой Керченско-Феодосийской операции. Семь раз в декабре 1941 года «Красный Кавказ» поддерживал артиллерийским огнём осаждённый Севастополь, выпуская каждый раз по позициям немецко-румынских войск по 15–25 снарядов главного калибра. После получения тяжёлых повреждений в порту Феодосия в декабре 1941 года «Красный Кавказ» принял более 1500 тонн воды и еле дошёл до Кавказского побережья, где долго ремонтировался, в том числе и методом так называемого частичного докования.
За большие заслуги «Красный Кавказ» стал первым советским кораблём, удостоенным гвардейского звания. Казалось бы, что такой прославленный корабль потомки должны были сохранить или, по крайней мере, разукомплектовать его вооружение и ценное оборудование для севастопольских музеев. Но судьба распорядилась по-другому.
В начале 50-х годов прошлого века в Советском ВМФ испытывались первые образцы крылатых ракет воздушного и морского базирования. И было решено использовать знаменитую боевую реликвию в качестве корабля-мишени, даже не облегчая его от систем вооружения и части механизмов. Испытания крылатых ракет шли у берегов Феодосии. Специальная команда электромехаников вводила крейсер в циркуляцию и на ходу пересаживалась на сопровождающие его «морские охотники». В те времена Владимир Болгари был старшим лейтенантом, заместителем командира большого «морского охотника» БО-282 по политчасти. Сегодня капитан 1 ранга в отставке Владимир Болгари вспоминает: «Наш БО-282 снимал аварийные партии с крейсера, а после попадания крылатой ракеты вновь высаживал эти партии на поврежденный корабль. После первой ракеты крейсер удалось вернуть к жизни и потом отремонтировать. Вторую ракету корабль пережить не смог. Механизмы и обшивка крейсера были серьёзно повреждены, начался сильный пожар, и корабль затонул 6 ноября 1952 года в районе нынешнего полигона Опук».
«Впервые о существовании «Красного Кавказа» я услышала в профессиональном разговоре от бывшего водолаза бригады спасательных судов Черноморского флота мичмана запаса Михаила Семёнова», – рассказывает балаклавский дайвер и подводный фотограф Оксана Истратова. «И уже тогда у меня зародилась мысль найти и обследовать «Красный Кавказ». Но реализовать эту идею долго не удавалось. И не только по причине отсутствия точных координат затопления крейсера, но ещё и потому, что испытания крейсера проходили в районе полигона Опук, а там почти всегда гражданское судоходство закрыто».
Но команда энтузиастов сложилась, поиск исторической информации осуществлен, главное выделено, вспомогательное отфильтровано, примерные координаты залегания корпуса «Красного Кавказа» установлены. Осталось только выбрать подходящий момент, чтобы подобраться к полигону Опук, где, как известно, очень часто проходят учения морской пехоты и кораблей Черноморского флота.
«При полной технической готовности нашей экспедиции нужно было получить специальное разрешение феодосийских властей на погружения в районе частых стрельб и учений», – свидетельствует Оксана Истратова, которая возглавила экспедицию. «По нашим прикидкам от Феодосии до крейсера насчитывалось 55 километров, а от берега объект лежал на расстоянии в 5–6 миль, глубины не должны были превышать 60 метров. В воскресные дни гражданским плавсредствам разрешалось находиться в районе. Подходящего катера в Феодосии мы не нашли, поэтому привезли в Феодосию на прицепе 10-метровый катер типа «Риф» и начали ждать погоду…».
Первое погружение на «Красный Кавказ» произошло ещё в прошлом году. Второе в июне этого года. Технология погружений командой Истратовой была отработана. Катер выходил в искомую точку по спутниковой навигации, находил по эхолоту металлический объект длиной около 170 метров, обвеховывал его буйком с 40кг грузом и ложился в дрейф. Ныряльщики тремя парами уходили «по концу» на глубину и обследовали объект. Оказалось, что объект лежит на глубине 51 метр. В целях безопасности дайверы спускались не на воздухе, а используя гелиокислородную смесь типа «тримэкс». Две экспедиции изучили и сфотографировали подводный объект. Сомнений в том, что на дне покоится «Красный Кавказ», не оставалось. В первый раз видимость оценивалась в 15 метров, во второй – в 5–7 метров. Но тем не менее ныряльщики четко зафиксировали башни с 180мм орудиями, характерную башню с дальномерной установкой, неповторимый форштевень корабля.
Как оказалось, корпус крейсера оставался на всем протяжении не переломленным. Корабль лежал на правом борту, и повреждений от ракеты не было видно, левый борт казался нетронутым взрывом. Башни почти наполовину были заиленными, так что 180 мм орудия частично уходили в грунт. По левому борту угадывались спаренные 100 мм артиллерийские установки итальянского производства «Мини-зини». Корабельные конструкции сильно заросли ракушками. Удивительно, но из ила выглядывал цейсовский дальномер, установленный на топе высокой ажурной мачты. Выходит, что его перед испытаниями не сняли! Район кормы подвергся разрушению, но винты просматривались неплохо. По-видимому, крейсер падал на грунт кормой, и несколько листов обшивки от удара о грунт загнулись.
«В ходе двух экспедиций мы сделали десятки фотографий корабельных конструкций и сняли 50-минутный видео-фильм, – говорит Оксана Истратова. – В настоящий момент идет обработка материалов. Увиденное на дне увлекло нас на дополнительный сбор исторической информации о первом гвардейце советского Черноморского флота. Скорее всего, собранный и отснятый материал ляжет в основу исторического и публицистического фильма о „Красном Кавказе”. В нём будут фигурировать воспоминания капитана 1 ранга Владимира Болгари, а также выступления севастопольских историков и специалистов по корабельной артиллерии».

И в глубине скрыта история…

Оксана Истратова - рекордсменка по глубоководному дайвингу, занимается подводной фотографией, её работы украшают Приморский бульвар, она пишет книги о своих погружениях. В Севастополе живет и работает с 2008 года, до этого проживала в Москве, работала сначала менеджером по рекламе, затем открыла рекламно-полиграфическое агентство. Первое погружение было в 2003 году, когда Оксане было 28 лет. Она с мужем отдыхала в Египте. Вернувшись домой, записалась на курсы по дайвингу и на плаванье, затем перешла на погружения до 30 метров… Через год уже сдала свой инструкторский экзамен в Санкт-Петербурге. Потом снова поехала в Египет, где начала учиться глубоководному дайвингу – нырнула на 60 метров. А ещё через год Оксана стала инструктором и техническим дайвером, ныряла до 60 метров. Подводные погружения стали делом всей ее жизни.

Сейчас на счету Оксаны Истратовой рекорд мира среди женщин по погружению на затонувшие корабли (180 метров) и рекорд России среди женщин по глубине погружения.
Ее самое длительное погружение заняло пять часов, когда Оксана погружалась на 180 метров в Красном море. А в окрестностях Севастополя ее рекорд - порядка 115 метров, когда она обследовала один из затонувших кораблей. По мнению О. Истратовой задача не в том, чтобы увлечь людей дайвингом, а в том, чтобы они помнили свою историю. Когда появилась выставка ее работ в центре Севастополя, люди подходили и рассказывали свои истории: на одном корабле у кого–то служил дед, на другом чей–то отец. Тогда Оксана поняла, что не напрасно всё это затеяла. В ее планах - и дальше исследовать лежащие на дне корабли в окрестностях Севастополя.


Главное за неделю